Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Кроме того Машка была отчаянной шалуньей…
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Машка была отчаянной шалуньей…

16 апреля 2012 года
Машка была отчаянной шалуньей…

В вашей газете за 31 декабря был напечатан снимок и материал «История в фотографиях», где запечатлен фотокорреспондент Евгений Заварин. Точно не помню, но было это, по-моему, в 1972 или 73-ом году после майских праздников. Я еще не был женат, работал со сплавщиками. Хорошо запомнил тот день. Ехали мы из Сорова, везли продукты сплавщикам в Павловск, на Быково и в Ильинск. Володя Меньшаков был за рулем. Валя Захарова, продавец, сидела в кабине, а я – в кузове наверху. Между деревнями Слободка и Подборье метрах в десяти от дороги Володя увидел медвежонка, сидящего на сосенке. Остановил машину, а я спрыгнул с кузова и подбежал к дереву. Огляделся по сторонам, медведицы рядом не было. Схватил медвежонка за загривок и с собой, в кузов. Посадил себе на колени. Он огрызается. Я достал коробку с сахаром-рафинадом. Сунул ему в рот две полуразмягшие глызки. Вижу, понравилось. Стал сам у меня сахар выпрашивать, лапой к нему тянуться.

Пока мы были у сплавщиков в Павловске, посмотреть медвежонка сбежались люди со всей округи. Это была девочка, в возрасте не более двух или трех месяцев. Сначала она рычала на меня, а потом и вовсе признавала за своего. Но чужих не подпускала. Саданет лапой любого, кто ей не по нраву. Ни поводка, ни ошейника у меня не было. Одной лапой она обнимала меня за шею, а вторую просовывала под руку и клала на спину, под лопатку.

Наша сплавная бригада жила в деревне Замятинов избе у матери Вениамина Павлиновича Дуракова, который был у нас мастером. Добрались до дому, а его старенькая мать Ольга Петровна притащила для малышки ящик, в котором раньше держала маленького поросенка. Положила туда сена, и устроили ее на ночлег, накормив парным молочком. Мы прозвали ее Марией Петровной. А после начала Маша преподносить нам сюрпризы, один другого забавнее.

…Спали мы на матрасах, бросив их в избе на пол. На ночь медвежонка усаживали в ящик, закрыв крышкой. Чтобы ее не открыл, сверху клали мешок с картошкой. Просыпаемся на следующее утро, а Машка, непонятно каким образом вылезшая из ящика, забралась к нам на постель и прикорнула у наших ног.

Днем мы уезжали на работу, а ее оставляли одну. К тому времени привезли нам и ошейник, и поводок. Ольга Петровна, успевшая полюбить маленькую шалунью, сказала как-то: «Вася, мне ничего не жалко, если чего там изорвет. Мне оконниц жалко, если их выломает».

Потом поехали в Ильинск и Марию Петровну с собой взяли. Пока до машины шли, она на поводке бежала, да так быстро, что еле успевал за ней. Сели в УАЗик. Ее на колени взял. Дороги тогда плохие были. Как тряхнет, она лапами за меня схватится, когти длиннющие выпустит, но не царапает. Знала, кто ее поит, кормит. Подъехали к сплавной будке, которая около Летнего парка стояла. Посмотреть на лесного зверя жители со всего райцентра сбежались. Каждый старался угощенья для нее прихватить: распечатанные банки сгущенного молока, конфеты, леденцы, шоколад. Вот тогда и сфотографировался с медвежонком Евгений Заварин. А я с Машкой - на страницы вашей газеты попал.

Однажды пошли в гости, а маленькую разбойницу нашу в кубрике на катере закрыли. Возвращаемся, а она все мешки с крупами когтями разорвала, по всему помещению крупу рассыпала. Рассердилась, видно, на нас, что оставили. Свой характер показывала. В другой раз ночевали мы в сплавном домике. С вечера она под лавочку улеглась, мы – на нарах. Уснули. А утром за голову схватились. Шестилитровую кастрюлю супа по всему столу разлила. Все банки со сгущенным молоком пролила, конфеты, подаренные ей, раскрыла, везде разбросала, а сама, вволю налакомившись сладостями, уснула прямо на столе, вывалявшись в сгущенке. Долго потом пришлось ее в реке отмывать, шерстку расческой расчесывать.

Охотоведом в те годы был Захаров. Он созвонился с зообазой в Архангельске и договорился, что там ее примут. Сам заранее подготовил для нее все необходимые справки и документы. А я, взяв свою Машечку на руки, сел на «кукурузник» в аэропорту в Ильинске, долетел до Котласа и отправил ее дальше пассажирским самолетом в Архангельск. Как сложилась ее дальнейшая судьба, куда она потом попала, да сих пор не знаю.

Василий Николаевич ЛЯЛЮШКИН

Фото Зои ГОМЗЯКОВОЙ

Комментарии (0)