Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Кроме того Машка была отчаянной шалуньей…

Машка была отчаянной шалуньей…

16 апреля 2012 года
Машка была отчаянной шалуньей…

В вашей газете за 31 декабря был напечатан снимок и материал «История в фотографиях», где запечатлен фотокорреспондент Евгений Заварин. Точно не помню, но было это, по-моему, в 1972 или 73-ом году после майских праздников. Я еще не был женат, работал со сплавщиками. Хорошо запомнил тот день. Ехали мы из Сорова, везли продукты сплавщикам в Павловск, на Быково и в Ильинск. Володя Меньшаков был за рулем. Валя Захарова, продавец, сидела в кабине, а я – в кузове наверху. Между деревнями Слободка и Подборье метрах в десяти от дороги Володя увидел медвежонка, сидящего на сосенке. Остановил машину, а я спрыгнул с кузова и подбежал к дереву. Огляделся по сторонам, медведицы рядом не было. Схватил медвежонка за загривок и с собой, в кузов. Посадил себе на колени. Он огрызается. Я достал коробку с сахаром-рафинадом. Сунул ему в рот две полуразмягшие глызки. Вижу, понравилось. Стал сам у меня сахар выпрашивать, лапой к нему тянуться.

Пока мы были у сплавщиков в Павловске, посмотреть медвежонка сбежались люди со всей округи. Это была девочка, в возрасте не более двух или трех месяцев. Сначала она рычала на меня, а потом и вовсе признавала за своего. Но чужих не подпускала. Саданет лапой любого, кто ей не по нраву. Ни поводка, ни ошейника у меня не было. Одной лапой она обнимала меня за шею, а вторую просовывала под руку и клала на спину, под лопатку.

Наша сплавная бригада жила в деревне Замятинов избе у матери Вениамина Павлиновича Дуракова, который был у нас мастером. Добрались до дому, а его старенькая мать Ольга Петровна притащила для малышки ящик, в котором раньше держала маленького поросенка. Положила туда сена, и устроили ее на ночлег, накормив парным молочком. Мы прозвали ее Марией Петровной. А после начала Маша преподносить нам сюрпризы, один другого забавнее.

…Спали мы на матрасах, бросив их в избе на пол. На ночь медвежонка усаживали в ящик, закрыв крышкой. Чтобы ее не открыл, сверху клали мешок с картошкой. Просыпаемся на следующее утро, а Машка, непонятно каким образом вылезшая из ящика, забралась к нам на постель и прикорнула у наших ног.

Днем мы уезжали на работу, а ее оставляли одну. К тому времени привезли нам и ошейник, и поводок. Ольга Петровна, успевшая полюбить маленькую шалунью, сказала как-то: «Вася, мне ничего не жалко, если чего там изорвет. Мне оконниц жалко, если их выломает».

Потом поехали в Ильинск и Марию Петровну с собой взяли. Пока до машины шли, она на поводке бежала, да так быстро, что еле успевал за ней. Сели в УАЗик. Ее на колени взял. Дороги тогда плохие были. Как тряхнет, она лапами за меня схватится, когти длиннющие выпустит, но не царапает. Знала, кто ее поит, кормит. Подъехали к сплавной будке, которая около Летнего парка стояла. Посмотреть на лесного зверя жители со всего райцентра сбежались. Каждый старался угощенья для нее прихватить: распечатанные банки сгущенного молока, конфеты, леденцы, шоколад. Вот тогда и сфотографировался с медвежонком Евгений Заварин. А я с Машкой - на страницы вашей газеты попал.

Однажды пошли в гости, а маленькую разбойницу нашу в кубрике на катере закрыли. Возвращаемся, а она все мешки с крупами когтями разорвала, по всему помещению крупу рассыпала. Рассердилась, видно, на нас, что оставили. Свой характер показывала. В другой раз ночевали мы в сплавном домике. С вечера она под лавочку улеглась, мы – на нарах. Уснули. А утром за голову схватились. Шестилитровую кастрюлю супа по всему столу разлила. Все банки со сгущенным молоком пролила, конфеты, подаренные ей, раскрыла, везде разбросала, а сама, вволю налакомившись сладостями, уснула прямо на столе, вывалявшись в сгущенке. Долго потом пришлось ее в реке отмывать, шерстку расческой расчесывать.

Охотоведом в те годы был Захаров. Он созвонился с зообазой в Архангельске и договорился, что там ее примут. Сам заранее подготовил для нее все необходимые справки и документы. А я, взяв свою Машечку на руки, сел на «кукурузник» в аэропорту в Ильинске, долетел до Котласа и отправил ее дальше пассажирским самолетом в Архангельск. Как сложилась ее дальнейшая судьба, куда она потом попала, да сих пор не знаю.

Василий Николаевич ЛЯЛЮШКИН

Фото Зои ГОМЗЯКОВОЙ

Комментарии (0)