Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Кроме того Путь к инфаркту гораздо приятнее, чем бег от него
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Путь к инфаркту гораздо приятнее, чем бег от него

25 мая 2013 года
Путь к инфаркту гораздо приятнее, чем бег от него

По статистике, около 15-20% больных инфарктом миокарда умирают до приезда врачей, еще 15% — в больнице. Почему? И как выжить, если инфаркт уже начался? Об этом я попросила рассказать старшего ординатора кардиореанимации первой городской больницы Архангельска Александра Совершаева.

Предваряя интервью, замечу: нашей области повезло в том, что в Архангельске – на базе городской больницы имени Е. Волосевич – есть кардиоцентр уровня федеральных клиник. Уникальность его не в том, что тут делают какие-то невероятные операции, а в том, что врачи первой городской больницы Архангельска уверены: в XXI веке такими должны быть все больницы «Скорой помощи».


А день в кардиореанимации я провела как раз потому, что доктора больницы обеспокоены сегодня тем, как вопросы кардиологической помощи населению собирается решать власть. Это – другая тема, и, возможно, я еще расскажу об этом Коряжме. А пока – то, что увидела поздним вечером в больнице.


Так бывает всегда: соберусь провести несколько часов с любой из экстренных служб, и эти часы будут самыми спокойными. То же самое было и в этот раз. Именно поэтому доктор Совершаев смог подняться со мной в отделение ангиопластики, где третья смена хирургов проводила в это время очередную операцию. А я смогла увидеть на мониторах те самые пораженные сосуды, от которых рукой подать до беды. Мне они показались на хорошо пожёванные трубочки для коктейлей. Попробуйте дома что-нибудь выпить через такие – и легко представите, каково крови пробиваться по таким сосудам к сердцу.
А теперь – собственно о том, почему это происходит.


– Александр Леонидович, постарайтесь доступным языком объяснить, что такое инфаркт миокарда?


– У сердца, как и любого внутреннего органа, есть своя сеть кровоснабжения, т.к. сердечной мышце для нормальной работы нужен кислород и энергия. И по двум крупным сосудам (полым трубочкам) кровь приносит сердцу кислород и питательные вещества. Это можно сравнить с водоароводом, который доставляет нам воду. Когда внутри сосуда формируется жировая бляшка, происходит, грубо говоря, засор, при котором может перекрыться до 95% от нормального просвета. В быту это заканчивается потопом. В нашем случае может надорваться оболочка жировой бляшки, после чего тут же запустится механизм свертывания крови и образуется сгусток – тромб. То есть, если бляшка суживает просвет, то тромб перекрывает его полностью. Для примера представьте ногу, перевязанную жгутом: она станет синеть, и ткани её постепенно начнут отмирать. Через несколько часов её останется только удалить. То же самое происходит с сердцем: тот его участок, что снабжался кровью по крупной артерии, перестав получать питание, начнёт погибать.


– Что в этот момент происходит с человеком? Как он чувствует, что с сосудом что-то произошло?


– Появляется тяжёлый приступ стенокардии, которую раньше называли «грудной жабой»: у человека внезапно появляется ощущение давящих болей за грудиной, пациенты описывают такое состояние: «словно положили камень огромный на грудину». Причём боль очень сильная и зачастую сопровождается страхом смерти, потливостью, потерей сознания. И некоторые больные (особенно молодые по нашим меркам – в 40-60 лет), действительно, погибают в первые секунды приступа, даже не успев вызвать врача.


– Остальные вызывают «Скорую»…


– Вызывают. Но, как правило, не сразу. Даже очень сильную боль наш народ терпит до последнего.


– Люди, наверняка, не понимают, что это инфаркт…


– Нет, конечно. Медицинская грамотность у людей, к сожалению, очень низкая. Любого потом спроси «чего ждал, долго не вызывая «Скорую»?» – ответит «думал, пройдёт». Вот и попадают к нам через 5-6 часов. А то и сутки дома терпят. Хотя – повторю – боль при инфаркте миокарда очень сильная, просто валит с ног.


– Что больные обычно делают до вызова «Скорой»?


– Лежат, обезболивающие принимают, грелку прикладывают, в баню ходят – чего только не делают… Некоторые даже спиртные напитки употребляют. Но когда сосуд остро закрывается, гибель клеток сердечной мышцы начинается через 15-20 минут. Это – самый пик боли. А потом основная часть клеток погибает, и боль начинает постепенно притупляться: мёртвая ткань сердца не болит. И не сокращается, соответственно…


– А больной думает, что приступ отступил?


– Да! Но это произойдет через пять-шесть часов. Если же боли за грудиной длятся больше 10-15 минут, ждать смысла не имеет. Надо вызывать «Скорую».


– Что надо сообщить «Скорой»?


– Главное – точно описать, что с вами происходит. «Давящие боли за грудиной, мне страшно, я в холодном поту…» или «занимался физическим трудом, в груди все сжало, упал…» «Скорая» обычно на такие вызовы приезжает быстро.


– То есть терпеть и геройствовать не следует.


– Однозначно – нет. В подобной ситуации все зависит от того, как быстро больного привезут к нам. Каждая минута промедления стоит какой-то части погибших клеток.


– Как человек может догадаться, что у него есть риск получить инфаркт? Я имею в виду – до того, как эта «жаба» схватит?


– К сожалению, в некоторых случаях она «хватает» сразу, без предупреждения. Но такое случается редко. В подавляющем большинстве случаев пациенты чувствуют это заранее. Некоторые – за несколько лет. Другие – за несколько месяцев, третьи – за несколько дней. Самый главный признак – боль в груди. И не как обычно показывают – с левой стороны, а боль за грудиной, по центру. В таких случаях говорят :«у меня тут сильно давит» или «как будто кто-то взял сердце в тиски и сжал».


– Я слышала, что некоторые путают эту боль с болью в желудке…


– Совершенно верно. Иногда боль локализуется в верхних отделах живота, сопровождается рвотой, поэтому самому больному сложно заподозрить у себя проблемы с сердцем.


– Хорошо, вот давит-давит, ещё и рвота началась, человек думает, что это желудок…


– Боли в сердце чаще всего провоцируются физической нагрузкой. Пациент поднялся по лестнице, и задавило. Остановился – прошло. Снова пошел – опять задавило. Очень типичная картина для стенокардии. Так вот, если человек это заметил хотя бы раз, к врачу надо обратиться ОБЯЗАТЕЛЬНО.


– То есть само по себе уже не пройдет?


– Задавило-прошло – звонок тревожный, но это ещё не инфаркт. Это клиника стенокардии, признак ишемической болезни сердца. А инфаркт конечный «результат» заболевания.


Дело в том, что бляшка растет очень медленно, а у человеческого организма огромные компенсаторные возможности. Клиника ишемической болезни сердца обычно появляется, когда сосуд сужен процентов на 60-70%.
При этом, если человек ведёт «сидячий» образ жизни, перемещается не на ногах, а только на машине, то есть, практически не движется, он может «вырастить» бляшку до таких размеров, что она перекроет до 90% канала и без симптомов. А тот, кто ведет более-менее подвижный образ жизни, заметит проблему быстрее. И к нам, к счастью, попадет своевременнее.


– Александр Леонидович, сама бляшка возникает из-за чего?


– Это скопление холестерина, расположенное под эндотелием (слоем клеток, изнутри выстилающих артерии).


– То есть всему виной неправильное питание?


– Не всегда. Не последнюю роль играет наследственный фактор. Если ваши родные страдали ишемической болезнью сердца (особенно в 40-50 лет), стоит в этом плане озаботиться своим здоровьем пораньше. Достаточно более внимательно относиться к болям в грудной клетке, периодически снимать кардиограмму, контролировать липидный спектр крови (все это сейчас можно сделать в любой поликлинике). К причинам ишемической болезни сердца можно отнести и все «болезни цивилизации» – малоподвижный образ жизни, излишний вес, курение, неправильное питание… Все это не есть хорошо. То есть все это очень хорошо для развития ишемической болезни. Это, можно сказать, полезно для неё.
Процесс образования атеросклеротических бляшек начинается приблизительно с 30-35 лет. Женщины в этом плане более защищены: женские половые гормоны препятствуют росту бляшек. Поэтому ишемическая болезнь сердца у женщин возникает значительно позднее, чем у мужчин.


– Насколько мне известно, инфаркты молодеют…


– Да, это так. У нас уже был 19-летний пациент и 23-летняя пациентка. Конечно, никто не ожидает инфаркта в таком возрасте. Тем не менее, они случаются. Так что мужчины должны думать о своем сердце лет с 30-35, особенно, если они курят, склонны к полноте, мало двигаются и имеют отягощенную наследственность. С этого возраста нужно обследоваться хотя бы раз в год, и, если анализы покажут проблему с липидным спектром, - как минимум, решать вопросы с образом жизни. А возникнут сомнения, нет ли риска инфаркта, не сердце ли часом болит иногда, – к специалисту.


Существует ряд методов диагностики, которые могут подтвердить или исключить это заболевание. Самый простой – нагрузочные пробы. Пациент садится на велотренажер, к нему подключают аппарат ЭКГ, и на высоте нагрузки снимают кардиограмму. Если бляшка уже появилась и сосуд сужен, при нагрузке это проявится либо дискомфортом за грудиной, либо изменениями на ЭКГ. Также применяется холтеровское мониторирование: человек в течение некоторого времени носит специальный прибор, фиксирующий ЭКГ. Потом запись расшифровывает специалист и делает заключение.


– Это, как я понимаю, для ответственных людей, которые вовремя думают о своем здоровье…


– Совершенно верно. Чаще всего наши будущие пациенты никуда не обращаются.


– И, в конце – концов, неизбежно попадают к вам.


– Да, и я как узкий специалист должен сделать всё, чтобы сосуд, явившийся причиной инфаркта, открыть. Любым способом. Их существует несколько. При медикаментозном вводится специальный препарат, который растворяет тромб, но на бляшку он не влияет. Механический (хирургический) способ позволяет, грубо говоря, «пробить трубу» и восстановить кровоток. До появления ангиохирургии пользовались исключительно первым способом, просто растворяли тромбы. Тромболитики у нас есть и сейчас, и ими врачи достаточно широко пользуются. Но дело в том, что показаны и эффективны они не всегда. А в операционной можно изнутри по сосудам добраться до сердца специальным тонким металлическим проводником, разбить тромб на кусочки и восстановить проходимость сосуда. Все это делается под местной анестезией, через бедренную артерию, под контролем рентген-аппарата. Но это полдела. Надо ещё постараться «отодвинуть» в сторону бляшку, которая и сузила сосуд.


– В чем суть этого метода?


– Это осуществляется с помощью специального баллона, при раздутии которого сосуд в месте сужения как бы «расширяется». В сдутом состоянии у баллона небольшой диаметр, поэтому он легко проводится к месту сужения коронарной артерии. Стенка баллона очень плотная, поэтому при раздувании его высоким давлением он равномерно «раздавливает» атеросклеротическую бляшку по стенке артерии, и когда сосуд примет необходимый диаметр, баллон сдувают и удаляют. А чтобы не было повторного сужения артерии (сосуд эластичен), делается стентирование. Стент – это специальный металлический протез, устанавливаемый в зоне бляшки, в расправленном виде он напоминает пружинку из авторучки. Его имплантируют в сосуд, чтобы сохранить внутренний просвет.


В особо трудных случаях пациенту выполняют операцию аортокоронарного шунтирования – это большое хирургическое вмешательство, позволяющее восстановить кровоток сердца ниже места сужения сосуда, для чего создается обходной путь.


– Для больных из Архангельской области это делается бесплатно?


– Все экстренные вмешательства делаются бесплатно, единственное условие – согласие пациента на его проведение.


Но как дожить до вас в районе, где нет ни кардиореанимации, ни ангиографии?


– … (Долго молчит)


– Говорите-говорите!


– Вопрос скорее не ко мне, а к правительству нашей страны. Вполне возможно, когда-нибудь в России подобных пациентов будут доставлять в стационар вертолётом, как это делается в Скандинавских странах. А так всё, как обычно: «Скорую помощь» вызывать и – в стационар.


– И что сделают в стационаре?


– Будут лечить консервативно. Ввести препарат, растворяющий тромб, можно и без ангиографической установки. Другой вопрос, что это далеко не везде делается… Честно говоря, в районах области инфаркт миокарда лечится в основном симптоматически: болит – обезболят; есть аритмия – лечат аритмию; отёк лёгких – лечать отёк лёгких. Но это совсем не оттого, что врачи в районах малограмотные! Это беда всей страны, и она должна решаться на государственном уровне.


– Получается: вот первые звоночки прозвенели, кардиологической службы поблизости нет… Сидеть и ждать инфаркта?


– Нет, конечно! Для начала надо идти на приём к участковому терапевту или к кардиологу, предъявлять жалобы. Врач будет обязан назначить анализы, сделать ЭКГ, и, если сочтёт необходимым, направит в Архангельск.


– Что вы здесь сможете сделать, чтобы предотвратить инфаркт?


– Всё обследование больного венчается коронарографией – это золотой стандарт диагностики, так сказать, вершина. И, если коронарография покажет, что есть бляшки, что сосуд сильно сужен, то решается вопрос об операции.


– Хорошо. Вот вы нашли бляшку, сделали стентирование или шунтирование. Сколько лет человек может относительно спокойно жить после операции?


– К сожалению, я должен сказать, что ишемическая болезнь сердца неизлечима, то есть раз и навсегда от неё избавиться невозможно. Это прогрессирующее заболевание, требующее жёсткого контроля и непрерывного лечения! Но существенно замедлить его течение современная медицина в состоянии.


– И человек в результате может дожить до старости?


– Первый пациент, который у нас перенёс операцию аортокоронарного шунтирования, а это было 15 лет назад, жив до сих пор. И ежегодно приходит с благодарностями к хирургам, которые его оперировали.


– Его фамилия Ленин? Мы в свое время писали о нем. Я даже помню заголовок, казавшийся смелым тогда, но оказавшийся почти пророческим: «Ленин жил. Ленин жив. Ленин будет жить!»


– Точно. Он поступил тогда с очень тяжёлой стенокардией, а сейчас, насколько мне известно, нашего бывшего пациента ничто не беспокоит. Идеальный случай. Счастье для врача. Но, думаю, этот пациент и сам для себя много сделал.


– Стоит задуматься об этом, тем более что статистика показывает рост сердечно-сосудистых заболеваний…


– Смертность от них – по-прежнему на первом месте.


– Хотя медицина шагнула так далеко вперед…


– Но причина-то болезни до сих пор неизвестна. Теорий и предположений – масса, в том числе и инфекционная. Даже хламидий подозревают в появлении бляшек в сосудах. Но чёткая причина все-таки пока не найдена. А найдут причину – победят болезнь. Или смогут блокировать её на ранних стадиях.


Елена МАЛЫШЕВА
 

Комментарии (0)