Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Культура и искусство «Театр – это лучшее, что было в нашей жизни!»
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

«Театр – это лучшее, что было в нашей жизни!»

16 февраля 2013 года
«Театр – это лучшее, что было в нашей жизни!»

В одной из заметок районной газеты «Знамя труда» за 1969 год, по случаю присвоения звания «народный» Ильинскому театру, директор районного Дома культуры и режиссер Василий Федорович Филипьев писал: «…Большой вклад в сценическое искусство на Виледи внесли учителя Ильинской средней школы – участники драмкружка: В.Д. Куделина, А.А. Бачина, Р.Ф. Кобылина, С.В. Собашников, А.А. Кобелева….». А далее следует большой список участников театрального коллектива.

И вот я в гостях у старейшей актрисы Ильинского народного театра Александры Александровны Бачиной. Родившись в 1924 году в Павловске, она воочию видела первых артистов на Виледи, так называемых, «синеблузников».


Вот что вспоминает Александра Александровна:


– Было мне 6-7 лет. Бригада «синеблузников» приехала к нам с концертом в школу, народу пришло много. Нас, детей, поэтому и не пустили. Было обидно до слез. Но, в дальнейшем, они неоднократно приезжали в «народный дом» и мы, дети, ходили на все их выступления. Одеты они были в синие рубахи-косоворотки: и девушки, и парни. Выступали в жанре «сатирикон». Много, конечно, было пропаганды против церкви, говорили о том, какая замечательная жизнь в колхозах и какое нас всех ждет светлое будущее.


Под впечатлением увиденного, в то время многие мечтали стать артистами. Александра Александровна (на фото) делится:
– В том числе была и я! Однажды отец привез из района юбочку в клеточку, и синенькую кофточку на пуговках. Ох! На улице мороз, а я иду, не застегнувшись, чтобы все видели мою обновку. А еще иду, и представляю себя «синеблузницей».
В 30 годах в Павловской школе учителя уже обращались к театральному жанру, конечно, больших спектаклей они не ставили. В основном, это были отрывки из классики по школьной программе. Привлекали к участию и учеников. Однажды педагог Зоя Андреевна Губкина предложила Александре роль Липочки в пьесе Островского «Свои люди, сочтемся».
– С каким упоением я репетировала роль, – улыбается Александра Александровна. – Зоя Андреевна учила меня вальс танцевать. Я вам признаюсь, что мечтала после школы пойти учиться на артистку. Даже родителям об этом объявила. А отец на это резонно заявил: «Какая артистка! В Москве и своих хватает. В Сольвычегодск поедешь! Там хорошее педагогическое училище. Там твои братья и сестра живут!». А в ту пору мы родителям не перечили.
Вот и поехала Александра в Сольвычегодск. Училась хорошо, была заводилой. Без ее участия не проходило ни одно мероприятие педагогического училища. В 1941 году, 22 июня, у Александры Александровны был выпускной бал, она вспоминает:


– Беленькая блузочка, синенький сарафанчик, туфельки матерчатые… Всю ночь с подружкой Соней Машановой кружились в вальсе, а на утро Соня предложила съездить в Красноборск к своей родной сестре. На теплоходе сидели на верхней палубе, молодые и счастливые, смеялись, напевали что-то. А когда причалили к берегу, то увидели, что люди как-то странно себя ведут, обсуждают что-то бурно. А некоторые даже плачут! Прислушались и узнали… война началась.
Надо было возвращаться домой, но не тут-то было. Все судна, которые отплывали от пристани, увозили призванных на войну людей. Целую неделю лил дождь, казалось небо плакало вместе со всеми. А мы – в легонькой одежонке.
Муж Сониной сестры Егор Новиков пытался нас отправить обратно, он тоже был родом с Виледи и, кстати, один из «синеблузников». Только через неделю нам посчастливилось уехать. Когда приплыли в Сольвычегодск, то удивились пустынности улиц. До Емышева дошли пешком, передохнули и дальше. Потом по реке до Усть-Виледи, а затем снова пешком до Ильинска через Казаково.


А к 1 сентября 1941 года она ехала уже в Беляевскую школу преподавать русский язык и литературу. В 1943 году стала преподавать этот предмет в Ильинской средней школе.


В военные годы театром особо не занимались. Хотя до войны в Ильинской школе учительский коллектив играл спектакли. А вот с приходом мужчин-учителей с войны, театр возобновил свою творческую деятельность. В 1946 году в район приехала Валентина Дорофеевна Куделина с семьей, которая тоже преподавала русский язык и литературу. И была большая поклонница театрального жанра. Творческая жизнь в школе закипела. Режиссера, конечно, не было, ставили постановки сами. И, хоть послевоенные годы были не легче военных, но ощущение того, что нет войны, придавало силы во всем.
Александра Александровна продолжает свой рассказ:


– Я сначала не участвовала, ролей не хватало на всех. Можно сказать, что элементы театрального искусства я оттачивала на своих уроках. За 45 минут нужно было сделать так, чтобы класс был твой! Порой, ученики сидели с открытыми ртами, а на одном из педсоветов мне было сказано: «Не надо изображать из себя артистку на уроках!».


Вот и подумала, что нужно тогда идти в театр, где я должна выплеснуть все свои эмоции и чувства. Хотя со своими учениками всегда принимала участие во всех смотрах художественной самодеятельности, готовили вечера, тематические праздники. Но, согласитесь, театр – это нечто другое! И когда мне предложили роль матери в пьесе «Платон Кречет», я с удовольствием согласилась.


Следующая моя роль – военврач Мария Игнатьевна в пьесе Салынского «Барабанщица». Мне эта пьеса запомнилась по одному интересному моменту. Главную роль играла актриса, работавшая на почте – Зоя Петровна.


У нас накануне премьеры была генеральная репетиция, а она приходит со слезами и говорит: «Все, премьеры не будет! Начальник меня не отпускает, я завтра поставлена на дежурство: мол, ты театр больше любишь, чем работу!»
Все, конечно, заволновались, узнав еще, что получился у Зои неприятный разговор с начальником, который грозился написать заявление в местком из-за того, что ему показалось, дескать, работница его оскорбила, сказав: «Пардон, с чего это вы взяли, работу я тоже люблю!».


Премьера, конечно, состоялась, но заявление в местком было, и даже в газету просигнализировали. Так получилось, что слово «пардон» у начальника почты ассоциировалось с чем-то ругательским, что в переводе с французского означает «извините».


Потом мы много гастролировали по району. Раньше ведь клубов было много.


Очень запомнилась мне одна гастрольная поездка в Широкий Прилук. Дорога была плохая, просто непролазная грязь, ехали мы в машине, так называемой «душегубке». Конечно, прибыли с небольшим опозданием. И начали постановку чуть позже. Так один мужчина – передовик производства – даже вышел на сцену и сделал замечание за то, что опоздали. Мы собрались и спектакль отыграли так, что тот же самый передовик пришел за кулисы и лично поблагодарил «…за оказанное ему удовольствие». Нам тогда долго аплодировали!


После всего начальник лесопункта пригласил нас в рабочую столовую пообедать. Конечно, мы очень обрадовались. Меню такое разнообразное было. Столовая была полна народу. Мы разделись, сели, кушаем. А вокруг громкие разговоры. Лесорубы, конечно, не стеснялись, и крепкое словечко могли сказать. Так мы, женщины, лишь опустили головы. А Василий Алексеевич Собашников нам и говорит: «Девушки, не смущайтесь, представьте, что вы суп с клецками кушаете!». До сих пор помню это «суп с клецками».


Как говорит Александра Александровна, она безмерно благодарна Фаине Павловне Бебякиной за то, что та пригласила ее в театр. У Фаины Павловны не было режиссерского образования, но она так сильно любила театр, что поставила себе задачу развивать этот жанр и дальше. И каждый сыгранный спектакль был лучше предыдущего. Кстати, первоначально театральный коллектив был, можно сказать, школьным, но потом Фаина Павловна стала приглашать играть в Дом культуры, и так постепенно весь учительский состав блистал на сцене Вилегодского районного Дома культуры.
– Помню, ставили «Кремлевские куранты» Н. Погодина, я в этом спектакле не участвовала, – рассказывает моя собеседница. – Но заболела актриса, исполнявшая роль жены инженера Забеленина, которая готовится стать тещей одного молодого революционера, и Фаина Павловна пригласила меня. В течение суток я должна была выучить текст, подготовиться. Хорошо, что отрывок был небольшой. И я сыграла этакую фифу в шляпке. Совершенно невозмутимо я парировала перед молодым человеком: «Вот видите, какой будет ваша теща!».


Кода в 1969 году театральному коллективу было присвоено звание «народный» режиссером уже был Василий Федорович Филипьев. Все актеры театра были награждены значком «Вилегодский народный театр». Я до сих пор храню этот значок, и горда тем, что имею непосредственное отношение к народному театру.


По словам Александры Александровны, она хорошо помнит работу над пьесой «Синие дожди», которая рассказывает об учителях. На этот раз у нее была роль свекрови молодой учительницы, а учительницу сыграла Римма Феодосьевна Кобылина.


– Эта пьеса – вершина режиссерской работы Василия Федоровича и нашего учительского коллектива!


Василий Федорович сам накладывал грим и всегда очень переживал: ему хотелось, чтобы грим был виден и зрителю. Когда мы с этой пьесой ездили в область, то областными критиками, наряду с хорошей игрой было отмечено и мастерство накладывания грима. В этом спектакле были очень яркие декорации, и даже «задник» меняли дважды.


С милыми моими подружками – Валентиной Дорофеевной Куделиной, Риммой Феодосьевной Кобылиной, (которых, к сожалению, уже нет в живых), Алевтиной Алексеевной Кобелевой и Эльвирой Александровной Денисовой – мы были вместе и в школе, и в театре. Всегда были рядом: в горести и радости. Конечно, участников в театре было много, всех помню, люблю! Это были наши лучшие и счастливые годы. Спасибо и театру, что он существовал в нашей жизни!


Тамара БЕБЯКИНА, режиссер народного Ильинского театра
Фото из личного архива А.А. Бачиной

Комментарии (0)