Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Общество Игорь Орлов: «Собираюсь построить рядом с Архангельском дом»
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Игорь Орлов: «Собираюсь построить рядом с Архангельском дом»

27 января 2015 года
Игорь Орлов:   «Собираюсь построить рядом с Архангельском дом»

«Я не люблю подводить итоги: о них говорят, когда работа уже завершена. А мы в дороге, мы двигаемся вперед», – ответил губернатор Архангельской области Игорь Орлов, когда мы попросили его рассказать об итогах уходящего года.

– Как известно, каждый корабль рождается годы, и для этого недостаточно просто взять в руки топор, – продолжил губернатор. – Чтобы из плоского и ровного куска металла вышел новый корабль, способный выполнять боевые задачи, нужно несколько лет. Если бросить этот ровный лист металла в воду – он утонет. Не хочу его бросать: будем трудиться, чтобы построить большой и красивый корабль.
– Каким курсом его поведете?
– Меня с детства учили – семье, близким, друзьям не должно быть стыдно за то, что ты делаешь. Это главный маяк, по которому сверяю курс.
Самое сложное – когда возникают ситуации, в которых сталкиваются противоположные интересы и задачи. Поиск разумного баланса между ними заставляет мобилизовать свои силы. Так, несмотря на трудности при формировании региональной казны в следующем году, мы не оставим социально незащищенных северян. Но при этом добьемся того, чтобы наш бюджет стал бюджетом развития: по-другому нельзя, ведь будущее региона, благополучие жителей области определяет бизнес.
Отстаивать его интересы, разрушать барьеры, препятствующие движению вперед, – тоже наша работа. Но помощь должна заключаться не в прямых инвестициях, а в создании условий для развития: это могут быть комфортные инфраструктурные решения, налоговые льготы.
– Для кого они были созданы в 2014?
– К примеру, мы обеспечили инвестиционной лесосекой «Илим» – значит, компания будет стабильно работать, платить налоги в региональную казну, зарплату тысячам северян. Поддержали создание современного агропромышленного комплекса Александра Фиалковского в Устьянском районе, вместе с тем, его открытие – заслуга самого предпринимателя.
То же самое можно сказать про запуск алмазных месторождений Лукойла и Алроса: продвижение этих проектов на федеральном уровне, отстаивание интересов компаний, весь комплекс разрешительных процедур, – это была наша работа. Таким образом 2014 год стал началом промышленной добычи алмазов Поморья: «алмазные» поступления в бюджет региона составили около одного миллиарда рублей, в следующем ждем до 1, 7 миллиарда. Лучшая награда для губернатора – когда видишь результат.
– Назовите и другие результаты.
– Разве это не праздник, когда в нашей области открываются новые животноводческие комплексы? Не только у Фиалковского. Возьмите «Важское» в Вельском районе, которое сегодня входит в агрохолдинг Владимира Петрова. Приезжаешь туда и своими глазами видишь, как зона рискованного земледелия становится зоной «уверенного животноводства». Недавно вельчане открыли в Благовещенском уже третью по счету роботоферму. Не успели перерезать ленточку – начали строить четвертую, на тысячу голов.
Можно сказать, в архангельскую деревню пришли «космические» технологии: доярки на роботофермах «Важского» больше не прикасаются к коровам, всю работу за них выполняют машины. В Благовещенском слово доярка исчезло из обихода: есть оператор, который следит за процессом дойки.
Таким успешным хозяйствам область сегодня помогает дотациями на молоко. Но в нашей помощи нуждается не только крупный агробизнес: самую дальнюю северную глубинку «держат» небольшие фермерские хозяйства. Как, например, ферма в деревне Лядины Каргопольского района: ее владельцы основательно и серьезно хозяйствуют в глухой архангельской деревушке.
Сегодня бюджетную поддержку могут получить даже маленькие животноводческие хозяйства. Пример – замечательная многодетная семья Коломеец из Котласского района, у которой весной сгорела изба. Мы им выделили 500 тысяч на новое жилье, помогли оформить фермерский статус. Недавно узнал, что новый большой дом семья построила всего лишь за пару месяцев: для пятерых сыновей и дочек – раздолье. А не так давно супруги приняли участие в фермерском конкурсе грантов и выиграли 1,5 миллиона рублей на развитие хозяйства.
– В деревне буренок доят роботы, но регион по-прежнему дотационный...
– Дотационность сформировалась не за год и не за два. Причины – несопоставление наших возможностей и наших задач, некорректно выстроенные отношения с бизнесом, в первую очередь, с энергетическими компаниями. Так, на нашей электроэнергии мы сегодня отдаем огромный ресурс компании, которая ничего не инвестирует в регион. В итоге - огромные потери в системе ЖКХ. Или возьмите предприятия Северодвинска: «переваривая» очень большие средства, они отдают во внутреннюю экономику крайне мало – это тоже наша беда. Таких примеров десятки…
Сказать правду? Нам нужно два года очень жестко ограничивать себя в расходах, чтобы выйти из дотационной ямы. Но общество сегодня к этому не готово: в прошлом году мы предложили вариант выхода из дотационного состояния, но люди не поняли и не приняли. Я прислушался к этому решению. Думаю, что в течение пяти лет вывести регион из дотационной ямы вполне реально. Несмотря ни на какие санкции или экономические условия. Для этого необходимо, не ломая бизнес, постепенно подводить его к выгодным для области решениям, показывать, что у нас работать комфортно…
– Какие ресурсы для этого надо «включить»?
– Запас внутренней прочности у региона очень высокий. Так, в переработке леса наши возможности бесконечны: от лесного богатства мы сегодня используем в лучшем случае процентов сорок-пятьдесят. Все остальное уходит либо в отвалы, либо в сжигание...
Заставить бизнес углубить переработку леса, открыть новое лесное производство, ограничить вывоз лесных ресурсов за пределы региона, «подключить» отходы к энергетике, чтобы в перспективе полностью отказаться от привозного топлива… Только тогда лес начнет отдавать совсем другие деньги, перестанет быть инструментом вывоза за рубеж нашего «зеленого золота» в виде распиленной доски.
Возвращаюсь к примеру Устьян. Вначале там, на предприятии Владимира Буторина, просто делалась доска и вывозилась на экспорт. Дальше – шаг за шагом: доски начали по-другому сушить, добиваться другого качества, расширять рынки, вовлекать отходы древесины в теплоэнергетику… Это новое качество, инвестиции в новые рабочие места. Если будем подталкивать весь лесной бизнес региона в этом направлении – добьемся выхода из дотационности.
– Но мы уже сто лет – лесопилка...
– Если в системе добычи алмазов, куда сразу пришел крупный бизнес, было все изначально выстроено жестко и правильно, то лесная политика строилась по-другому. Главенствовал принцип: «все кругом колхозное». А ведь это богатство, которое призвано кардинально изменить экономический фон региона.
Что для этого нужно? Прежде всего, научиться делать полезный товар из лесного сырья, скажем, второго или даже третьего уровней: выстроить взаимодействие между муниципальной и региональной властью, разными уровнями бизнеса – малым, средним и большим, создать региональную биржу продуктов лесопереработки, своеобразный ресурсный центр. Только тогда лес в полной мере начнет приносить региону доход.
В этом году, кстати, мы стали свидетелями новых идей в лесном кластере. Недавно, к примеру, с удивлением узнал, что отходы лесопереработки можно использовать в производстве асфальтобетона для автомобильных дорог и даже аэродромов. Оказывается, лес улучшает свойства дорожного покрытия. А чего стоит создание опытного образца машины, которая будет перерабатывать лесные отходы в топливные брикеты прямо на лесосеке?
– Давайте вспомним о тех, кто машинами управляет...
– Когда получаешь возможность сказать людям спасибо за их труд – это настоящий праздник. Именно поэтому вручение государственных наград для меня – не просто очередная торжественная церемония.
Так, Людмила Гайкович из Няндомы своей целеустремленностью добилась того, чтобы в ее городе была построена школа искусств. Татьяна Коротаева из Мезенского района, не побоюсь этого слова, спасла деревню Заозерье, создав ТОС. Ее тосовцы построили начальную школу, дом-интернат для пожилых людей, отреставрировали памятник погибшим воинам, открыли детскую площадку. В деревню начала приезжать молодежь…
Понимаю, что абрамовский Михаил Пряслин в архангельских деревнях встречается редко. Но искры от такого костра видны далеко. Мы им потухнуть не дадим: чтобы поддержать тосовское движение в следующем году, нашли внебюджетные средства.
– Главное, чтобы в глубинке не остались одни пенсионеры.
– «Ты еще молодой – постой в сторонке», – это обычное отношение к начинающему свой путь человеку. А нам нужно, чтобы он шел вперед, а не молча ждал в стороне или собирал чемодан в Москву.
Как это сделать? В этом году создали агентство по привлечению инвестиций – корпорацию развития. Она не для бизнес-титанов: корпорация должна вовлечь на свою орбиту как можно больше людей, делающих в бизнесе первые шаги, тех, кому действительно нужна наша поддержка. Это, как правило, молодежь.
В чем смысл новой организации? К сожалению, грантовую поддержку сегодня могут получить процентов десять предпринимателей, за нею обратившихся. Остальные девяносто оказываются за бортом иногда по смешной причине – бумажку вовремя не принесли... Но в этой «корзине» могут потеряться ценнейшие «зерна». Ими и будет заниматься корпорация развития.
– За три года вы хорошо узнали всю Архангельскую область: культуру, историю. Поморский характер раскусили...
– У нас есть деревни, которые можно назвать культурным достоянием не только области, но и всей страны. Живые свидетели истории – Веркола, Сура, Норинская, Вершинино, Ненокса. Душа России – наши Соловки.
Многовековая история, в которой сплетены взлеты и падения, – это Архангельск. Как сохранить чувства, настроение, характер города? Банковский переулок, Гостиные дворы... А Соломбала с ее совершенно особым сопряжением культур: лодочной Кемской стороны, англиканской церкви, судостроительных верфей, заложенных Петром.
Каждый из районов имеет свой внутренний стержень, свои корни. А в целом это Архангельск. Осталась в нем и глубинная поморская суть – ее сохраняют жители города, доброжелательные, спокойные. Архангельск был когда-то торговым центром, потом стал всесоюзной лесопилкой. Теперь нас ждет новый виток развития – Арктика. России нужен наш арктический вектор. И мы уже не в отправной точке, первые шаги сделаны. Это Северный Арктический университет, филиал администрации Севморпути, судостроительный кластер, возрождение Красной Кузницы.
Сегодня мы работаем на перспективу: добиваемся, чтобы в Архангельске был открыт федеральный научный центр по изучению Арктики. Все это - глобальный вызов: Архангельск станет, уже становится опорной точкой по освоению высоких широт, он вернет свои ведущие позиции, это очевидно.
– Город, у которого все впереди?
– Я бы сказал – как всегда, все впереди. А если серьезно, без оптимизма заниматься каким-либо делом невозможно. Пессимист за собой никого не поведет. Но я не мечтатель: все задачи, которые мы ставим, это конкретный набор практических шагов. Будь то строительство школы, к примеру, в коношском Ерцево. Или детсада в Васьково: несмотря на непростые решения, которые придется принимать в связи с отставанием подрядчика от графика, мы садик скоро обязательно сдадим. А как иначе: мамы ждут, обращались ко мне по этому поводу не один раз.
Одним словом, без веры в успех удачи не видать.
– И мировые угрозы не помешают?
– Мировые угрозы я позиционирую исходя из человеческих принципов. Самые страшные угрозы – предательство, нечестность, беспринципность. Угроза – это потеря ценностей семьи, или, к примеру, попытка сформировать общественное мнение таким образом, чтобы подрастающее поколение думало: нетрадиционная семья – это правильно.
У каждого человека есть внутренний стержень, в основе которого любовь к Родине, к семье, стремление стать профессионалом в своем деле. И никакие угрозы – ни внутренние, ни внешние – сломать этот стержень не в силах. А вот жизненные приоритеты могут меняться – это нормально. Очень хочу, например, чтобы у меня рядом с Архангельском был дом – это тоже приоритет. Хочется, чтобы можно было больше двигаться на свежем воздухе, а не только в лифте подниматься.
– Это главный минус вашей работы: дефицит воздуха и движений...
– Считаю болезнь дурным тоном, поэтому, как только появляется возможность, стараюсь поиграть в футбол, побегать, прогуляться пешком. Губернатор не имеет права относиться к своему здоровью неуважительно: от этого зависит здоровье всего региона.


Ольга ЖУРАВЛЕВА
 

Комментарии (0)