Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Общество Как на Виледи железную дорогу строили…
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Как на Виледи железную дорогу строили…

16 марта 2013 года
Как на Виледи железную дорогу строили…

Василий Михайлович Дымов:
«Школьное здание уже давно растащено. Осталась лишь будка, в которой находилась охрана, сторожившая мост, который тоже построили заключенные. На нем даже сохранилась надпись с датой его постройки: 1939-1941 годы.
– Я была совсем маленькой, – говорит его дочь – 59-летняя Тамара, – мы частенько бегали играть в сосновый лес, который рос у самого полотна железной дороги. Там были невысокие, заросшие травой холмики и стояли деревянные столбики. Могильные холмики заметны и сейчас. По словам односельчан, хоронили здесь только заключенных.
 

А вот маленькой Марии Александровне Камозиной, ее братьям и сестрам в тяжелые и голодные годы войны помог выжить кирпичный завод. Его построили заключенные на станции Посна, в пяти километрах от их деревни Нырма. Оттуда кирпич возили по железной дороге. Работали там ссыльные самых разных национальностей, но принимали на работу и жителей из близлежащих деревень. Вот и мачеха Маши – Анна Николаевна Волкова устроилась туда. Для проживания ей выделили угол. Ребятня – Мария, Анна, Саша и Иван остались жить под присмотром бабушки Елены Ивановны. А мачеха получала на всех их продуктовые карточки, на которые ежемесячно выдавали продукты питания. На одного человека в день давали по 400 граммов хлеба и ежемесячно по 2 кг сахара, сливочное масло, спички, соль, крупы, мыло. Благодаря этому в годы войны семья не голодала. И деньги там зарабатывали неплохие. После войны карточная система была отменена. Вот тогда дети, отец которых погиб на войне, остались без куска хлеба, жили впроголодь. Бабушка ходила по деревням, побирала.
По словам Марии Александровны, в 1956 году они с мужем переехали на станцию Виледь, купили маленький домик – мазанку. До них в нем жили ссыльные, освободившиеся от заключения. К некоторым даже приезжали семьи. Они селились рядом и жили как вольнонаемные. Разрабатывали землю, выращивали картошку.


«При строительстве железнодорожного моста через реку Виледь, – сказала моя собеседница, – много народу умерло. Особенно тяжело было вести выемку грунта, когда срывали крутой спуск к мосту. Почву копали лопатами и на тачках вывозили. Именно в этом месте позднее находили под шпалами человеческие останки».


Родная дочка Анны Волковой Тамара Терентьевна Шульгина сейчас проживает в селе Никольске. «Работать на кирпичном заводе маме приходилось на пределе человеческих возможностей, – рассказывает она. – За смену до 16 тысяч штук кирпичей снимала с транспортера, почти целый вагон. Была стахановкой». Там же на заводе Анна Николаевна познакомилась с Терентием Михайловичем Самойловым (на фото). Он отбывал на Посне ссылку, сам же родом из Подмосковья Воскресенского района. Полюбили друг друга. Забеременев, Анна Николаевна была вынуждена уехать. Перебралась жить в Никольск, там и родилась Тамара. В 1953 году отец был освобожден и реабилитирован, но к ним не приехал. Женщина порвала его фотографию. А дочка все-таки сохранила на память их общее фото.


У Валентина Васильевича Божедомова из Коряжмы вся жизнь прошла на железной дороге. Ему были присвоены звания «Заслуженный работник транспорта» и «Лучший дорожный мастер сети железных дорог России». До сих пор он хранит все медали и благодарности, которых у него немало.


Семья их жила в деревне Наволок Покровского сельского совета. В октябре 1942 года троих 16-летних подростков: Валентина Васильевича Божедомова, Вениамина Ивановича Божедомова и Любовь Степановну Рябову отправили от колхоза на спецработы на железную дорогу. Оформили учениками путейных рабочих и отправили на станцию Кивер. В то время там работали заключенные, но уже расконвоируемые, без охраны. Жили в бараке, где им отвели угол. Эти подростки оказались тут первыми вольнонаемными рабочими. Дорога в 1942 году уже была построена, а рабочие следили за ее состоянием.


Параллельно железной дороге от станции Посна в сторону Черемухи шла узкоколейка. По ней рабочие с кирпичного завода ездили в лесные делянки, заготовляли древесину, дрова. «В годы войны, – вспоминает Валентин Васильевич, – начали приезжать специалисты, дорожные мастера, которые знали, как нужно правильно содержать пути, а вскоре на железной дороге стало работать только гражданское население». С 1945 по 1954 годы Божедомов трудился бригадиром на участке от Посны до Черемухи. Проводили исправление пути, смену шпал, рельсов. Регулярно просматривали все железнодорожное полотно. Во время войны материалов для ремонта поступало мало, поэтому своими силами заготовляли лес, делали шпалы и выносили их на своих плечах, зимой – вывозили на санях. По словам Валентина Васильевича, железнодорожный мост через реку Виледь вначале был построен на деревянных опорах. В 1947-1948 годах под него подвели опоры железные.


Зять Валентина Васильевича Божедомова Геннадий Леонидович Манзырев родился уже после войны, но многое помнит со слов матери. Жили они тогда в своем доме на Шобье. В магазинах – пустые полки, купить нечего было. А так как в их семье держали поросят, двух коров, теленка, то многие товары, одежду выменивали у ссыльных на молоко. У маленького Гены даже велосипед был. Выменяли его родители на махорку. Табак они в то время сами выращивали. В школу, которая была тогда за рекой в деревне Замелкишна, сбегалась ребятня со всех сторон, а те, кто жил на Шобье, каждое утро собирались у железнодорожного моста и ждали свою учительницу Тамару Васильевну Сухих. В сопровождении конвоя их всех переводили на другой берег реки Виледь. Мост усиленно охранялся. Таким же образом все вместе возвращались обратно. До сих пор помнит Геннадий Леонидович, как один из них, самый шустрый Аркадий Зинин, упал с моста прямо в реку, но все обошлось, выплыл озорник.


Лидия Михайловна Кобылина видела своими глазами, как в 1939 году к ним на Шобью привезли заключенных. Лагерная зона располагалась в том месте, где сейчас стоят жилые дома, на правой стороне дороги, как заезжаешь со стороны Ильинска. Налево от зоны через дорогу было овощехранилище. Обустроившись, заключенные стали строить железную дорогу. Запомнилось женщине, что одеты они были неплохо, в фуфайках, теплых брюках, валенках. Но от непосильного, напряженного труда погибало их много, не зря старожилы говорят, что «…под каждой шпалой человек лежит». Кладбище для заключенных было еще в местечке Змеёво.


По словам Лидии Михайловны, она не помнит случая, чтобы кто-то из зэков сбегал. Кругом леса, топи, люди до предела изможденные и обессиленные. И станционная ребятня не боялась, что рядом лагерь заключенных, везде бегали, играли. Сама зона была огорожена не колючей проволокой, а двухметровым сплошным забором из досок.


Первоначально временная железная дорога проходила под Шобьей из-за реки и выходила прямо к путейским домам. Эти дома сейчас построены на старом полотне железной дороги. Хорошо запомнила моя собеседница момент, когда пошла первая дрезина. Она тогда училась в четвертом классе. Учитель Николай Федорович Головин, родом из Николаевска, первым побежал ее смотреть, а дети уже за ним следом бросились. Впервые такое чудо видели, как по рельсам машина едет! Как только железную дорогу построили, лагерь закрыли. Но в годы войны лагерные бараки не пустовали, в них разместили эвакуированных. А вот кирпичный завод работал и в послевоенное время.


…В книге нашего земляка Михаила Пузырева «И покатился колобок» есть упоминание о кирпичном заводе, цитирую: «На станции Посна лагерным женским населением производился красный кирпич хорошего качества, на очень несовершенном оборудовании (полукустарном) со своей паровой электростанцией. Для меня это производство воспринимается как объект человеческого героизма и страданий русских женщин. Я хорошо знаю, о чем говорю. Яркий немеркнущий цвет стен зданий роддома, прачечной, котельной в больничном городке Вычегодского, здание вагонного депо и другие, построенные из того кирпича, напоминают о многотерпении и поруганной жизни загнанных в зоны, за частокол, как скот… Многие преждевременно ушли из жизни, совершенно не вознагражденные за свой нелегкий труд. Их могилы потерялись в тайге и тундрах Севера. Они заслуживают доброй и благодарной памяти потомков».


Зоя ГОМЗЯКОВА
Фото автора и из семейного альбома Тамары Шульгиной


Использованные источники: 
сайт www.geocaching.su «Микунь – «Железнодорожные Ворота» Республики Коми», «Дороги, построенные зэками», «Воркута – Котлас (Коноша) – железная дорога», «Сталинская «стройка» века», «Дорога протяженностью в 150 километров», «Строительство железной дороги Котлас-Воркута», «Заброшенная железная дорога». «Железным дорогам России – 170 лет», «Музей на колесах» (газета Рыбинского района).
Автор благодарит Галину Павловну Дымову за помощь в подготовке материала. 

Комментарии (0)