Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Общество Он уже оставил свой след на земле

Он уже оставил свой след на земле

30 марта 2013 года
Он уже оставил свой след на земле

Пролог

– А кто этот мост построил, муниципалитет?

– Какое там. Миша Козырев строил.

– Он, что, олигарх местный, что на такой объект раскошелился?

– Да нет! Строился-то мост за счет совхоза, вернее, деньги выделяло ему государство. Большое хозяйство было. А Козырев тогда был его директором. Вот так и пристало в народе – «Козырев».

Мне пришлось быть невольным свидетелем разговора двух моих соседей – пассажиров рейсового автобуса. Оба они солидного возраста и довольно похожи друг на друга, братья, наверное. Один из них, видимо, давно не был на Виледи, поэтому и с интересом расспрашивал обо всем. А другой охотно, и, мне показалось, не без гордости, рассказывал, что ему было известно из народной молвы.

Читатель уже догадался, наверное, что речь шла о переправе за реку Виледь в деревне Дресвянка. Вряд ли надо говорить о ее значении и о том, что это одно из грандиозных сооружений для населения района. Ведь когда его возводили, называли «стройкой века». А имя того, кто сумел сделать все необходимое для осуществления проекта, как видим, навечно прикрепилось к названию этого капитального сооружения. И это вполне заслуженно.

Для нас, обывателей, многие испытанные препоны в каких-либо делах бывают неведомы. Мы судим чаще всего по результатам и неведомо нам, чтобы их добиться человек положит на это всю жизнь. А для полной реализации, ой, как много надо знать и уметь, пережить, чтобы решить все значимые и малозначимые вопросы. Не являются исключением и такие категории, как случай, момент. Все должно быть использовано и подчинено цели, в том числе и личные качества организатора.

…Мало кто из детей, разве только по наивности, заявит, что будет руководителем, директором или председателем. Большинство мечтает быть конкретными специалистами. Но стечение жизненных ситуаций, обстоятельств «складывают» судьбу. И если человек обладает определенными личностными качествами, то рано или поздно занимает лидирующее положение.

Не стал исключением и Миша Козырев. Он был вторым ребенком в семье (из восьми) и первым послевоенным. Мать, Любовь Прокопьевна, всю жизнь была рядовой труженицей в сельском хозяйстве. Когда Василий Ефимович уходил на войну, осталась с дочкой на руках. Благосклонной оказалась судьба к главе семьи – вернулся живой из немногих! Хоть и весь израненный. В 1946 году родился сын, назвали Мишей, а за ним еще шестеро.


Ему исполнилось 15 лет, когда он окончил 8 классов Вилегодской средней школы. Учился легко, потому что хотел овладеть знаниями. Отец тогда председательствовал в колхозе. Тот решил поговорить с сыном:


– Ну, что сынок, учиться, конечно, надо бы. Но, ты видишь, какая орава.
– Куда же мне, папа?
– Поезжай в ремесленное. Там оденут, накормят и учиться специальности будешь.


Не хотелось Мише оставлять дом, школу, товарищей. Успокаивало одно: «Буду шофером». В то время в колхозах уже появились машины. Тянулся юноша к новому, неизведанному.


И поехал паренек из Гришинской, совсем еще ребенок, в Красноборское ремесленное училище с мечтой стать шофером. Однако ждало его разочарование: молод оказался. Но возвращаться домой не посмел. Приняли на плотника-столяра. Вечерами продолжал учиться в вечерней школе. А закончил ее уже в Ильинске, когда работал в райпромкомбинате столяром. Перед призывом в армию сбылась мечта: по направлению военкомата окончил курсы шоферов. Во время службы расширил свои знания по механизации (был командиром танка). После службы в армии в колхозе «Родина» получил машину, шоферил.


2 января 1969 года был организован совхоз «Вилегодский». В состав его вошли все колхозы Вилегодского и Селянского сельсоветов. Вот это-то обстоятельство сильно сказалось на судьбе вилегодской молодежи тех лет. Причем, очень положительно. Все было направлено на то, чтобы выпускники средней школы, прошедшие на уроках производственного обучения начальную подготовку к сельскохозяйственному труду (многие юноши уже здесь получали специальность механизатора) с охотой шли работать в совхоз. Предприятие в свою очередь наряду с производственными объектами строило жилье и объекты соцкультбыта.


Еще очень важная деталь: у молодежи тех лет был какой-то сильный порыв к знаниям. Юноши и девушки продолжали повышать образование в техникумах и ВУЗах страны. Использовалась как очная, так и заочная форма обучения. Совхоз не был в стороне от этого: часть специалистов готовилась за его счет. Почти все после окончания учебы возвращались в родные «пенаты». В том числе и учителя, и медицинские работники, работники культуры и торговли, короче всей сферы обслуживания. В некоторые годы число обучающихся доходило до 50 человек.


Михаил Васильевич заочно успешно заканчивает Вельский сельхозтехникум, а затем и Вологодский сельскохозяйственный институт. В 1970 году молодежь совхоза избирает Михаила – своего инструктора по спорту – секретарем комитета комсомола и депутатом районного Совета. Именно в эти годы уже проявляется его умение объединить учебную, общественную и практическую деятельность. Работает трактористом, затем бригадиром тракторной бригады, механиком, инженером по эксплуатации тракторного парка.


Конечно, трудно было не заметить деловые качества, организаторские способности Михаила Васильевича. Надо было расширять масштабы деятельности будущего руководителя. Его переводят на должность старшего инженера-диагноста в районное объединение «Сельхозтехника», где он работает четыре года, затем снова возвращают в совхоз «Вилегодский», но уже главным инженером. Было это в 1982 году.

Совхоз


Такие хозяйства, как совхоз «Вилегодский», были ярким проявлением той «гигантомании», которой страдала социалистическая экономика. Время и практика показали, что в сельском хозяйстве иногда она была пагубной. Вот и совхоз «Вилегодский»: протяженность почти 50 километров; четыре отделения; Селянское отделение за 30 километров от центральной усадьбы. Причем почти все из них разделяла река.


За совхозом закрепили 41191 гектар земли. Из них 10 тысяч сельхозугодий (половина – пашня). Только крупного рогатого скота содержалось до 4000 голов, в том числе, более 1600 коров. Но не буду утомлять читателя цифрами. Скажу только еще о технической оснащенности, к чему Михаил Васильевич, как главный инженер, имел прямое отношение. В совхозе было около сотни тракторов, 14 зерновых и 6 картофелеуборочных комбайнов, 8 сенокосилок. Достаточно сказать, что энерговооруженность на каждого работника составляла 40 лошадиных сил. А списочный состав рабочих был около 700 человек. В их составе 18 специалистов с высшим образованием и 42 имели среднее специальное. 40 человек являлись материально-ответственными лицами.


Плюсом, в подобного рода хозяйствах, была возможность в определенные периоды концентрировать на отдельных участках технику, силы и средства. И вот этому-то как раз и мешала река, с переправами было туго. Любимая нами Виледь не только прекрасна, но и нередко показывала свой норов. Как-то один мужчина перевозил в лодке двух дочерей-школьниц. Волной перевернуло лодку. Обе девочки утонули. Мужчина сам еле выбрался из водяной стихии.
Кто знает, когда у Михаила зародилась идея о надежной переправе через реку. Позднее стали возводить висячие мосты. Люди стали перебираться по ним. Но ведь технику или животных по ним, разумеется, не переправишь. Вот и приходилось ежегодно наводить до четырех временных мостов. А затраты же ложились на себестоимость продукции.

Директор


За 15 лет жизни совхоза-гиганта сменилось четыре руководителя. И вот в один из моментов вновь обстоятельства сложились так, что почетная, но трудная должность оказалась вакантна. «Кому доверить?» – ломали голову в районном управлении сельского хозяйства. Выбор однозначно падал на главного инженера совхоза, депутата районного совета М.В. Козырева. И вот, как тогда с иронией говорили «добровольно – принудительно» Михаилу Васильевичу пришлось согласиться принять этот груз. Да и аргументировать отказ было нечем. Вся предыдущая деятельность была сопряжена, начиная с секретаря комитета комсомола, с общественной, практической работой и неустанной учебой. Жизнь как бы готовила его к этому.


А страх все-таки был. Ведь предприятие – это не только производство и реализация продукции. Это, прежде всего, люди, занятые этим делом, большой коллектив. Как им управлять? Наука, конечно, такая была. Но только в десятой части ВУЗов страны читался по ней курс лекций, и то краткий. Предпочиталось готовить руководящие кадры через систему курсовой подготовки. Причем тех, у кого уже была определенная практика наработана.


Михаилу Васильевичу пришлось при крайней занятости садиться за учебники по психологии, взрослой педагогике и так далее. Вскоре на очередной планерке в кабинете директора специалистам бросился в глаза лозунг: «Не согласен – возражай, возражая – предлагай, хочешь сделать – найдешь средства, не хочешь – найдешь причину». Каждому стало понятно, что это, своего рода, кредо нового директора, что он против пустозвонства и критиканства, а сторонник конкретных дел. К тому же им поддерживался демократический, а не авторитарный стиль руководства.


Как теперь бы сказали, команда к тому времени сформировалась надежная, все с высшим образованием и профессионалы своего дела. Козырев и сейчас с большой теплотой отзывается о каждом из них.


После принятия Постановления правительством «О развитии Нечерноземной зоны России» совхоз уверенно шел в гору. Широкий размах получило строительство производственных объектов. Не буду перечислять. Общая сумма государственных капвложений в 1987 году составила более полутора миллиона рублей (1537 тыс. рублей), да плюс к тому 168 тыс. рублей на жилищное строительство (введено 770 кв.м.)


На конец 1987 года на расчетном счете совхоза было 245703 рубля, на спецссудном – 119232 рубля, а общая прибыль составила 3 тыс.рублей, в 1988 году – миллион рублей. Это говорит о том, что у предприятия была возможность вложения и собственных средств, в том числе и в строительство хозспособом. В те годы выросли целые поселки домов усадебного типа в деревнях Теринской, Новораспаханной и других. Молодые семьи получали ключи от этих домов. В 1987 году таких домов было построено хозспособом пять – 154 кв.м. каждый.


Однако не обходилось и без проблем. На строительство жилья деньги выделялись, а на соцкультбыт – нет. Вот что рассказывает П.М. Воронцов, в то время возглавлявший районное агропромышленное объединение (РАПО).
– Приглашают комиссию принимать жилой дом: так он значится в титульном списке. А построен детсад или библиотека-клуб. Просто сделали перепланировку. И вот вам налицо нецелевое использование средств. Смелые ребята! В душе-то я, конечно, был с ними заодно. Но это серьезное финансовое нарушение. Выговор – самое легкое наказание.


– И много вам таких выговоров объявлять приходилось?


– Много. И больше всех Козыреву. А ведь он строил то, что надо совхозу. Но своевольничал в меру. А выговор что, он как шрам для бойца, только украшает. Пройдет время – его снимут, а садик для детишек работает.


И вот парадокс: тех, кто боялся, трусил пойти на нарушение, тех я вынужден был ставить в пример тому же Козыреву. Но ведь в совхозе таким образом были построены детсад и столовая в Селянском отделении, аптека в деревне Дресвянка, Дом быта в селе Вилегодске.


Забота о людях проявлялась ощутимо. В качестве примера приведу организацию питания. В летнее время, в период сева, заготовки кормов, уборки урожая во всех звеньях люди были обеспечены горячим питанием. Круглый год работали столовые для механизаторов в Селянском и Саминском отделениях. Кормили даже на ферме в Гришинском отделении, а также четыре лесозаготовительные бригады. Волочная и сучкорезная машины работали в две смены. На центральной усадьбе всегда можно было купить молоко и мясо.


Рассказ о директоре Михаиле Васильевиче был бы неполным без портретной зарисовки. Он человек деревенский, а это значит, с открытой душой, доброго нрава, всегда готовый помочь (об этом подробнее чуть дальше). Одевался он не чопорно, но в зависимости от того, в каком окружении предстояло решать вопросы, короче, следовал принципу «по одежке встречают – по уму провожают». Его доброжелательная улыбка всегда располагала собеседника (будь это рабочий или представитель высоко полета) к искренности и доброте. Однако он не был этаким «парнем – рубахой», если речь шла о серьезных вопросах.


Семен МЕНЬШАКОВ, Почетный вилежанин
Продолжение в следующем номере

Комментарии (0)