Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Общество «Веселого нрава не купишь!» – это о ней, о Людмиле сказано

«Веселого нрава не купишь!» – это о ней, о Людмиле сказано

19 марта 2013 года
«Веселого нрава не купишь!» – это о ней, о Людмиле сказано

Людмила Павлиновна Лобанова. Сколько в ней добра, любви, чистоты, по земле идет отважно и в делах неутомима. Вот поэтому-то и говорю: ей сегодня исполняется немного, всего-то восемьдесят. Разве поверишь этому, глядя на миловидную, красивую, по натуре шуструю, бойкую женщину. Душа ее, как прежде молода, да и как прежде все спорится в ее руках.

Вот такая, наша Людмила, оживинская баба… Полгода назад, при встрече в деревне Быково, где она проживает уже давненько, я захотела ее «порасспрашивать», узнать больше о ее детях, внуках. Наш разговор начинается с просмотра черно-белых фотографий. Конечно, многие лица мне знакомы, ведь я все знаю про эту семью. Старшего сына Симу учила еще в Ильинской средней школе, младший Сергей запомнился маленьким на Оживихе. Теперь он и сам, отец троих дочерей, которых я тоже знаю. Старшие дочери Сергея – Надежда и Ольга – погодки, хорошо учились в школе, теперь продолжают свое образование в Котласе. Они со своими докладами выступали на малых Стефановских чтениях, завоевывали призовые места, за что я их хвалила. Младшенькую звать Валерия, ей всего шесть лет. Как призналась бабушка Людмила, внучка очень похожа на ее, маленькую.


Старший сын тоже наведывается в гости со своим потомством, постоянно проживает в Иваново. Всего у нее шесть внучат, два правнука. И все обожают свою «золотую бабушку».


Почему я говорю «наша Людмила»? Потому что она жена нашего двоюродного брата Виталия, а это – большая родня. Родители наши, Григорий и Анфисья Кашенцовы и мы, их дети, сразу полюбили белокурую, веселую Людмилу. Мне всегда казалось, что ее лицо светится, значит, и сердце веселится. А у кого сердце веселится, у того всегда пир в душе! Как бы на ее лице читаешь: «Все у меня хорошо!» Так ли на самом деле? А может, не оценишь сладость жизни, не вкусивши горечь бед. Ведь пережито немало, давненько похоронила среднего сына Павлина, который, даже и жениться-то не успел, любимого мужа Витьку (так она его величала).


На мои простые житейские вопросы, «где родилась, в какой семье выросла, как познакомилась со своим будущим мужем?», моя собеседница меня баснями кормить не стала и сразу все рассказала.


– Родом я с деревни Замятино, у родителей нас было шестеро. Отец пришел с войны без руки, потом был председателем колхоза, нас не особо жалел: куда кого пихал на работу. В сенокосную пору «к ночам ходила». Детство трудное, где только я ни была, чего только я ни умела делать, всего хватила, «пахала, пахала», как могла. Спали всеми на полу, на соломенной постели, да куфайку под голову бросишь и радуешься. Еще до замужества решила поискать счастье на стороне.

Двоюродный брат пригласил меня в город Шенкурск, устроил работать «официанкой» в ремесленное училище. Да быстро тоска взяла и обратно домой прикатила. Тут и Витька подвернулся, он уже в колхозе трактористом работал, а в Павловске была МТС, там тракторы ремонтировал. А меня послали с Оживихи на маслозавод в Павловск возить на лошади дровча, старую постройку. Наши дорожки и пересеклись. Вскоре все сообразилось. Дядя Гришка, твой отец, да брат Витьки, Ефим, приехали меня сватать. Я согласилась. Расписались в 1953 году в Быково, уписывал Иннокентий Дмитриевич Суворов. Правда, были ребята у меня и из местных, а судьба, видишь, куда меня бросила, на Оживинский угор. Как сейчас помню, везли меня туда в расписной кошовке с колокольцами, коня звали Баян. Ехали не прямо в угор, а через Мошки, на крутом повороте кошовка сломалась. Была не одна лошадь, добрались до места благополучно. Дом у жениха большой, на перерубе, очень светлые избы. В середочках мы поселились. Целый год я еще в Павловск бегала на работу, потом Сима родился.


В 1956 году молодые зашли в новый дом. Выстроили его из нового леса, который пригнали вдвоем по половодью из поселка Сорово. Когда плыли по реке, боялись, что унесет в Ильинск, да помог причалить к берегу, где была пилорама в деревне Быково, Алексей Иванович (кузнец). Там и срубил молодой муж избу и кухню, а потом уже готовое ставили на Оживихе. Все делали своими руками, только крышу крыть помогали оживинские мужики, Ефим Лобанов да Коля Дураков. А вот лес заготовить помог брат Виталий, который в то время жил в Сорово.


Когда автор этих строк в 1996 году проводила праздник деревни Оживиха «Поклонись родному очагу», то все, кто съехался на праздник, прогуливаясь с гармонистами и напевая частушки «по-деревне», с разрешения хозяйки дома, мы зашли в него и отплясывали. Пол, к нашей общей радости, выстоял.


– Деревня жила, дети бегали, угор для них настоящей забавой был летом и зимой, – вспоминает моя собеседница. – Мы тоже в праздники собирались там: в Пасху качались на качулях, в Яишное Заговенье катали яйца, шибко плясали. Я и мужа своего научила петь частушки и плясать. Потом он даже, бывало, с круга не сходил. К нам в праздники отовсюду народ валил. А веселиться мы умели и работать – тоже. Особенно весело праздновали окончание сенокоса. Обычно заканчивали его за рекой, на большом поле перед деревней Капустино.


Ну а я запомнила виновницу торжества с горбушей в руке, когда она первая вставала в покос, а мы гуськом за ней по ту и другую сторону. Коса у нее была, как бритва. Муж Виталий умел, видимо, наточить. Шла, шла и не останавливалась, учила молодых заодно еще и косу полопатить. Мне казалось, что она никогда не устает. Да так оно и было! Насколько она была веселой, энергичной, неунывающей женщиной. «Веселье – лучшее богатство, веселого нрава не купишь!» – это о ней так сказано. А как Людмила умела плясать, ноги как-то сами успевали за ее движениями. Сейчас она по большим праздникам тоже ходит в Быковский местный клуб, нет-нет, и покажет «русскую».


По ее словам, жил раньше деревенский народ друг с другом дружно, помогали во всем, очень гордились своей деревней. Оживинский угор иногда доставлял и неудобства: полоскать белье спустишься на колоду в Солдатиху, а потом не знаешь, как и подняться. А нас, мишинцев, он радовал. Когда туда поднимешься, вся округа была видна, зимой на санках летишь, а летом по травке-муравке кувырком.


До сих пор Людмила Павлиновна сожалеет о том, что дом с Оживихи так и не перевезли в Быково. Пришлось опять строиться, обе избы покупали на Лобанихе. Вот и живет она в нем уже 26 лет, без любимого мужа – 23 года.


А о Виталии Петровиче можно вспомнить только хорошее, очень работящий был мужик, пожалуй, сейчас таких людей днем с огнем не найдешь. Мама моя бы сказала, что очень уноровным был, помог ей перевезти дом с Мишиной Горы в деревню Воронцово. Да только ли ей, он очень многим помогал перестраиваться, не умел отказывать.


У Людмилы Павлиновны за плечами большой житейский опыт и трудовая биография. Только колхозному делу, животноводству, отдано более 20 лет, да в своем дворе полная стая скота была. Теперь немного угомонилась, а сама говорит: «Как справляла все колхозные да домашние дела, ума не приложу. Еще ведь неоднократно избиралась депутатом районного Совета, выполняла тоже какие-то поручения. Да мужиков четверых надо было накормить. И сейчас терпеть не могу, все делать охота!»


Поздравляю дорогую Людмилу Павлиновну с юбилеем – восьмидесятилетием! Желаю от солнца тепла, от людей – добра, от детей, внуков, правнуков – нежности и надежности. От себя желаю жить, поживать, добра наживать, лиха избывать. Здоровья тебе, долгих лет жизни.


Екатерина БАЙБОРОДИНА, с.Ильинско-Подомское
На фото: Людмила Павлиновна с младшим братом Юрием

Комментарии (0)