Газета Вилегодского района Архангельской области
2 мая 2015 г.
Главная Общество Виледь приютила их в самые трудные годы
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Виледь приютила их в самые трудные годы

14 мая 2013 года
Виледь приютила их в самые трудные годы

Вспоминая о военных годах, нельзя не вспомнить о том, сколько горя и страданий принесла война детям. Сотни тысяч детей лишились тогда всего: детства, родителей, дома… Города и районы, где не было боевых действий, старались помочь обездоленным детям. Не была исключением и наша Виледь. Здесь пережили войну много эвакуированных детей и семей.

О детском доме, что существовал в годы войны в Вилегодске, в районной прессе писалось не раз. Он был открыт весной 1942 года и назывался «Интернат для эвакуированных детей». Страшно представить, что довелось пережить этим мальчикам и девочкам до того, как они оказались на Виледи. Ленинградские дети, карельские, украинские, прибалтийские… Иван Макконен, Армас Лайтинен, Лилия, Антонина и Альма Табонайнен, Веня и Витя Денежкины, Эдик Генрихс, Павел и Герта Каллио, Оля Мацан, Юза Макар, Ваня и Ганна Притыск … Разве назовёшь всех, для кого Виледь стала «малой родиной», которая приютила и обогрела в самые трудные годы!


Даже по именам детдомовских детей видно, насколько разными они были, в каких местах жили до войны, но здесь, на Виледи, им суждено было встретиться и стать одной большой, дружной семьей. Теперь им надо было учиться жить всем вместе, помогать друг другу, приспосабливаться к условиям местной жизни. Самое главное, в чём они нуждались, потеряв родителей и дом, – это любовь и забота, душевное тепло тех, кто их окружал, и, конечно же, еда. Пусть её было мало, но это была спасительная еда, которая позволила истощённым детям выжить. А сколько терпения, доброты и сострадания потребовалось работникам детского дома, чтобы отогреть их сердца, чтобы пережившие столько горя дети снова стали играть, смеяться и веселиться.


По-разному сложились судьбы воспитанников, в разные концы страны разъехались они после выпуска, но за то, что выжили в этой войне, они благодарны детскому дому и людям, которые заботились о них. Евгений Васильевич Погодин из города Кизел Пермской области помнит о Вилегодске всю свою жизнь, вот что он говорит: «С глубоким уважением и благодарностью вспоминаю весь коллектив детдома и политику государства в деле воспитания детей в то нелёгкое время».


…Родился он в 1930 году в Калининской (Тверской) области. В 1935 году семья переехала в Карелию, в Лоухский район. В декабре 1941 – их отправили в эвакуацию, потому что фронт был уже недалеко. Женя хорошо запомнил «путешествие» в товарном вагоне по недавно построенной через карельские болота железнодорожной ветке от станции Беломорск Кировской железной дороги до станции Обозёрская Северной железной дороги. Эта новая линия многим спасла жизнь, так как основная дорога была уже «перерезана» врагом. На станции Виледь эвакуированных встречали множество подвод с санями. Привезли всех в райцентр и распределили кого куда. Семья Погодиных попала в Вилегодск. Название первой деревни, в которой им довелось жить около двух месяцев, Евгений Васильевич не запомнил. Затем семья переехала в Гришинскую. Отец работал в бондарной мастерской, которая стояла на самом берегу Виледи, потом – мастером на смолокуренном заводе в лесу. В мае 1942 года у Жени умирает мать, а в декабре 1942 – отец. Двенадцатилетний мальчик остаётся один и в январе 1943 года попадает в детдом. В 1945 году, после окончания Вилегодской семилетней школы, он поступил в Лисичанский горный техникум Ворошиловградской (Луганской) области, закончил его в 1949-ом и был направлен в город Кизел Пермской области, где и живёт до сих пор. За время учёбы в техникуме дважды приезжал на каникулы в детдом. Руководство детского дома всегда находило возможность принять своих повзрослевших воспитанников: кормили, оставляли на ночлег и даже в обратную дорогу еды давали. А как же иначе, ведь эти ребята возвращались сюда как в родной дом, в свою семью. Последний раз Евгений Васильевич был в Вилегодске в 1951 году, когда уже работал на шахте. В тот приезд он помогал директору Николаю Александровичу Журавлёву строить баню для детдомовцев.


Детский дом не только сохранил этим ребятам детство, но и приучил к труду, дал хорошую путёвку в жизнь, вселил уверенность, что всё у них будет хорошо. Вот и Евгений Васильевич, получив специальность, всю жизнь проработал на шахте: начинал механиком участка, потом стал начальником вентиляции шахты, горным мастером (руководитель смены на участке), а позднее – инженером по охране труда и технике безопасности шахты. Сейчас Евгению Васильевичу уже за восемьдесят. Выросли дети, внуки, подрастают правнуки, но чем старше он становится, тем чаще память возвращает его в Вилегодск, где он провёл самые тяжёлые в своей жизни годы, где покоятся его родители… Как признаётся сам Евгений Васильевич: «Вилегодск из памяти не выбрасываю». Давний подписчик газеты «ЗОЖ», он всегда очень внимательно прочитывал фамилии и адреса, пишущих в газету людей, в надежде увидеть адрес, ставший родным – село Вилегодск. Какова же была радость у пожилого человека, когда в январе 2011 года в одном из номеров он прочёл письмо от В.В. Непеиной из Вилегодска, благодарившей читателей газеты за советы, которые помогли ей справиться с болезнью. Фамилия Евгению Васильевичу тоже была знакома: он хорошо помнил Непеину Екатерину Петровну, работавшую в детдоме медсестрой. Недолго думая, он садится за письмо В.В.Непеиной, в котором рассказывает свою историю и просит рассказать что-нибудь о жизни Вилегодска и, если это возможно, о судьбах воспитанников Вилегодского детского дома. И надо же было случиться такому совпадению, что та самая Валентина Владимировна, писавшая в «ЗОЖ», оказалась дочерью Надежды Дмитриевны Непеиной, которая, как и Евгений Васильевич, после смерти родителей воспитывалась в Вилегодском детдоме. Вот уж удача так удача!


Надежда Дмитриевна ко всему, что связано с детским домом, относится с особым трепетом. Она всегда интересовалась жизнью своих друзей по детдому, с некоторыми из них поддерживает отношения до сих пор, поэтому письмо Евгения Васильевича её очень растрогало. Ответное письмо, по признанию Евгения Васильевича, он тоже читал со слезами на глазах. Хотя Надя Климова попала в детдом в 1947 году, когда Женя Погодин уже учился в техникуме, они знали друг друга, к тому же Евгений Васильевич был дружен со старшей сестрой Надежды Дмитриевны – Линой. Они вместе учились в школе и даже сидели за одной партой. Так что у них очень много общих знакомых, общих воспоминаний, которыми делятся друг с другом в ходе переписки. Поразительно, что этот человек сохранил очень светлые и четкие воспоминания о селе и детдоме: «Помню, что на сенокосе командовал конюх Семён Демьянович, он в своём хозяйстве держал детдомовскую лошадь, у которой была кличка Мурысья. Хорошим косарем из детдомовских ребят был Вилли Эноярви. Помню, как на полях Дресвянки дёргали лён, жали овёс, я серпом порезал палец левой руки. Помню, как копали картошку около больницы на Дресвянке, как осенью спасали от мороза горох на полях Заболота…»


Евгений Васильевич очень удивился тем изменениям, что произошли с Вилегодском за то время, что он здесь не был: заасфальтированной дороге, железобетонному мосту, тому, что когда-то в Вилегодск даже летали самолёты… А вот то, что в XXI веке в Вилегодске нет радио, он предположить не мог. Совсем недавно Надежда Дмитриевна отмечала юбилей, и Евгений Васильевич решил сделать для неё сюрприз: поздравить по радио. Написал в редакцию письмо с заказом и позвонил Надежде Дмитриевне, чтоб предупредить. Тогда и выяснилось, что радио для жителей Виледи – недоступное удовольствие. Вот такой случился казус!


Пребывание в Вилегодске осталось в памяти Евгения Васильевича на всю жизнь. Он на склоне лет мечтает навестить село, где прошло его детство, и корит себя за то, что не сделал этого раньше, когда был моложе.


Елена МАЛАНИНА

 

Комментарии (0)